Интервью Сергея Герасимова для Право.ru «Правда и мифы об амнистии капиталов»

Недавно была объявлена четвертая волна амнистии капиталов, которая продлится с 14 марта 2022-го по 28 февраля 2023-го. Она имеет все шансы стать популярнее предшествующих, учитывая санкции против российского капитала за рубежом. Но не все знают, что такое на самом деле амнистия капиталов: это не признание в преступлениях, и платить налоги по спецдекларации не нужно. Управляющий партнер ALTHAUS Private Tax Сергей Герасимов развенчал мифы об амнистии капиталов и рассказал о ее неочевидных преимуществах.

 

— Что такое амнистия капиталов? Название вызывает ассоциации с добровольным признанием в преступлениях.— Да, некоторых клиентов пугает слово «амнистия». Но это не признание в каких-то преступлениях, ею можно воспользоваться, даже если вы не совершали ничего противозаконного. По сути, это право задекларировать имущество, в обмен на что государство дает гарантии освобождения от уголовной, налоговой, административной ответственности в связи с приобретением или формированием источников имущества и использованием или распоряжением задекларированным имуществом. Гарантии не всеобъемлющие: они касаются налоговых, валютных нарушений, нарушений в бухгалтерской и налоговой отчетности (неправильно подавались сведения).Еще одно распространенное заблуждение в том, что с задекларированных активов надо платить налоги. Это не так. Речь о декларации имущества. Неуплаченные налоги за прошлые периоды фактически прощаются, а платить их надо будет с 1 января 2022 года, если мы говорим о четвертой, текущей волне амнистии капитала, которая продлится с 14 марта 2022 года по 28 февраля 2023 года.

 

Кто может воспользоваться амнистией и для каких целей

 

— Говорят, что из-за санкций четвертая волна будет популярнее предыдущих.

— Соглашусь, исходя из своего 15-летнего опыта работы в этой сфере. Санкции все больше затрудняют владение и распоряжение иностранными активами. Зарубежные структуры буксуют, европейские банки отказываются работать с нашими соотечественниками. 10 мая ЕС и присоединившиеся страны, в числе которых Швейцария, перестанут оказывать российским гражданам услуги по обслуживанию трастов.

 

— А что делать бенефициарам с этими трастами?

— Эти трасты нужно расформировывать и что-то делать с активами или переводить их в другие юрисдикции, где они еще работают. Это одна из важных целей амнистии — помочь россиянам расформировать зарубежные структуры, которые перестают функционировать. Их можно перевести в Россию. C 1 марта 2021-го в российском законодательстве появился аналогичный институт — личный фонд.

 

— Что нового в четвертом этапе?

— Еще одна очевидная причина популярности четвертой волны амнистии — возможность задекларировать наличные, чего не было ранее. Это очень удобно: позволяет ввести в прозрачный оборот средства от легитимной деятельности, полученные с нарушением кассовых операций и правил уплаты налогов. Кроме того, хоть криптовалюта прямо не указана в нормативных актах, но закон предлагает ряд механизмов, как ввести в легальный оборот доходы от криптоактивов.

 

— Кому бы вы посоветовали задуматься об амнистии капиталов?

— Тем, у кого могут быть риски по валютному и налоговому законодательству. То же валютное законодательство у нас очень сложное. Многие его нарушают, даже не осознавая этого. Ведь запреты могут быть неочевидными. Например, один российский гражданин покупает у другого дом в Италии и перечисляет ему деньги на зарубежный счет — так делать нельзя, потому что средства должны переводиться через российский банк.

Штрафы за валютные нарушения при этом огромные, они могут составлять 70–100% от суммы сделки. Амнистия — возможность их избежать.

Кроме того, с ее помощью можно задекларировать непрямое владение в случае, если компания числится за номиналами (предполагается, что в иностранном праве). Государство создало механизм, который позволяет после подачи спецдекларации перевести активы с номинала на реального бенефициара без лишних налоговых вопросов. Помочь в этом могут и специальные налоговые льготы, введенные в марте.

 

О свободе распоряжения активами, особенностях деклараций и доверии к государству

 

— Одна из обязанностей декларанта — репатриация средств. Значит ли это, что они должны остаться в России?

— Это заблуждение. Нет никаких ограничений на дальнейшее распоряжение деньгами. Их можно забрать из банка, можно даже вернуть за рубеж.

Кстати, если раскрывать счета для гарантий по валютным нарушениям, то неважно, сколько денег на этих счетах. Их может быть и мало. Главное, чтобы это были те самые счета, по которым проводились валютные операции.

 

— Какие особенности подачи деклараций?

— Декларация подается один раз, подать потом уточненную невозможно. Поэтому все надо тщательно продумать. Мы с клиентами начинаем с анализа ситуации: что его сподвигло подумать об амнистии, в чем он видит для себя риски. Мы анализируем счета по операциям и объектам: как приобретались, как получены доходы для приобретения. Затем определяем, какие объекты и счета точно надо раскрывать, а по каким активам рисков нет.

Есть возможность задекларировать то, что уже было задекларировано в предыдущих этапах амнистии капитала. Это позволяет «обновить» гарантии и распространить их на этот временной промежуток. К примеру, в 2017 году человек подал спецдекларацию, в 2019-м недоплатил налог, но если подаст еще одну спецдекларацию в 2022-м с соответствующим содержанием, то гарантия будет действовать.

 

— А куда их подавать?

— Спецдекларации принимают любые налоговые инспекции, хотя есть смысл подавать их сразу в Центральный аппарат ФНС. Там эти документы складывают в специальное хранилище, где они недоступны территориальным ИФНС и могут быть получены только по запросу декларанта.

 

— Когда раскрываешь активы государству, это акт доверия. Но российскому государству не всегда доверяют. Вспоминается дело Валерия Израйлита (бизнесмена обвинили в мошенничестве, выводе средств и легализации, а к уголовному делу приобщили спецдекларацию. — Прим. ред.). Что вы можете сказать на этот счет и что советуете клиентам?

— Конечно, существует проблема доверия к государству. В то же время информация о деле Израйлита в открытых источниках неполная, не до конца понятно, какая позиция у какой из сторон. Если бизнесмен попытался воспользоваться амнистией, когда ему уже вменялись нарушения, гарантии тогда не работают, в законе это четко предусмотрено.

Вообще, по данным Минфина, подано около 19 000 деклараций. Известны дела Валерия Израйлита, Николая Курагина (бенефициар группы компаний «Вятский квас»). Возможно, это исключения, которые подтверждают, что правило работает.

Человек раскрывает имущество, получает гарантии — доверие, конечно, должно быть. И это сложный вопрос. Я советую клиентам взвешивать риски и преимущества, для этого необходим анализ. У моих клиентов были случаи, когда спецдекларация помогала снять претензии по нарушениям валютного законодательства.

 

Сергей Герасимов — управляющий партнер ALTHAUS Private Tax, юридической фирмы, объединившей одну из крупнейших практик России по работе в интересах частных клиентов по налогам и частному структурированию.

Сергей руководит проектами, связанными с разработкой персональных холдинговых структур для защиты активов и наследования, КИК, налоговой амнистией в России (все четыре волны), реструктуризацией операционного бизнеса, «безналоговой» ликвидацией иностранных компаний, валютным регулированием и контролем. Личный профессионализм Сергея и достижения его команды отмечены авторитетными международными и российскими рейтингами: Chambers & Partners, International Tax Review (World Tax), The Legal 500, Best Lawyers, «Право-300» и Forbes.

С 2011 года Сергей — партнер «ALTHAUS Россия» и на протяжении восьми лет был партнером налоговой практики ALTHAUS. До этого Сергей занимался международным налоговым консультированием в BDO и других юридических фирмах в течение 5 лет.

Читать в источнике Право.ru